Skip to content
or

Language switcher

Respect for women’s rights at stake: The gap between real life and the UN’s good intentions

CIPCA

by Juana Vera Delgado, Global Forest Coalition

(Русский ниже) Assessing progress on gender equality and the impacts of COVID-19 are top on the agenda at the UN’s High-Level Political Forum on Sustainable Development this week, which is being organized virtually from New York. These occasions usually involve a fair amount of bluster and boasting about progress, but a new report from the Global Forest Coalition provides detailed information about the true realities of gender equality through community-level gender assessments carried out in five Latin American countries. It shows that, while important policies on gender equality do exist, communities often do not reap their benefits.

Rural, peasant and Indigenous women’s voices and experiences must be heard more, as they face the worst impacts of biodiversity loss and climate change and are important drivers of solutions. They also increasingly experience various intertwined forms of violence (domestic, structural, political, and cultural).

In part, the UN is complicit in these injustices, because while it supports domestic institutional reforms to advance gender equality with its left hand, the right hand builds links with corporations whose power looms over the achievement of SDG 5 and the 2030 Agenda.

The stories of women from forest and Indigenous communities reveal that there is a strong connection between gender injustices and the corporate power and accumulation-by-dispossession policies that sustain current models of production and consumption. The gender assessments carried out in Bolivia, Brazil, Chile, Colombia, and Paraguay show us that the exercise of the basic rights of women and Indigenous Peoples are mediated by extractive activities such as mining, logging, and industrial agriculture. These industries drive deforestation, biodiversity loss, soil degradation, water scarcity, and pollution, all of which does irreversible harm to communities. They damage food security and livelihoods and lead to forced migration, increased gender-based violence, and other negative impacts that are felt disproportionately by women and undermine their capacity to tackle poverty, climate change, and the current coronavirus pandemic.

Despite these broad trends, each country presents specific challenges and needs. For example, in Chile, the Mapuche people lack state recognition and hence resources to address their problems, which include land-grabbing for eucalyptus, pine plantations, and hydroelectric projects, which have turned their territory into resources for big capital, devastating native forests and rich local biodiversity. In this regard, a participant interviewed as part of the gender assessment explained: “The land is in the hands of the transnationals who have cornered peasant men and women through fraudulent purchases [and] different ways of deceiving the people, and the Mapuche Indigenous communities are in this same situation of being cornered; for them, it is much worse because of the usurpation of the forest”.

In Colombia, rural communities face the growing momentum of megaprojects by the State, such as industrial agriculture, oil and gas extraction, road infrastructure, large-scale mining, and dams. These projects are causing unprecedented deforestation and environmental damage. According to an interviewee, “The problem arose because of government policies that favor the extraction of resources over the protection of biodiversity. The rulers think that territories and forests are sources of wealth, regardless of how these policies affect us, nature and lead to environmental pollution”.

In Paraguay, the forests of the Chaco region in the western part of the country have been devastated by deforestation and fires in recent decades with the aim of ‘cleaning’ land for agribusiness. Meanwhile, in the east, 94% of arable land is used to cultivate genetically modified monocultures, mainly soybeans and more recently rice and eucalyptus, which are exported as animal feed for cows, pigs, and chickens. Monocultures also pollute waterways and groundwater and lead to the loss of biodiversity and soil productivity. Pesticide fumigations endanger the entire ecosystem and undermine the right of local inhabitants to live a healthy and dignified life. The steady advance of these predatory activities has turned the countryside into a wasteland and peasant and Indigenous women and men into pariahs on their own land. A Paraguayan woman explains, “The main problem in the countryside is the loss of our territories, which are captured by monocultures of genetically modified soy and corn, in addition to intensive cattle breeding”.

In these five countries and elsewhere, policies promoting gender equality should recognize that women and Indigenous communities face structural, political, and sociocultural barriers to translating the ‘good will’ of institutional reforms into actual practice on the ground. These barriers are entwined with colonial practices of accumulation-by-dispossession, multiple forms of discrimination, corruption, and lack of accountability. This dispossession goes beyond resource deprivation; it also disrupts local identities linked to territory and history.

As a silver lining, the report also highlights how women are organizing to close the gap and achieve gender justice themselves by building solidarity between communities, strengthening the vital roles they play in food production and forest conservation, and in pursuit of buen vivir (‘living well’). These gender-just and alternative models of development should be at the heart of efforts to achieve the SDGs.

To read the gender assessment report referenced here, visit https://globalforestcoalition.org/lac-gender-assessments-report/

Уважение прав женщин: разрыв между реальной жизнью и благими намерениями ООН

Автор: Хуана Вера Дельгадо, Глобальная лесная коалиция.

Оценки прогресса в области гендерного равенства и воздействия COVID-19 занимают центральное место в повестке дня политического форума высокого уровня ООН по устойчивому развитию на этой неделе, который организуется в Нью-Йорке. Эти оценки обычно включают в себя довольно много шума и хвастовства о прогрессе, но в новом докладе Глобальной лесной коалиции содержится подробная информация об истинных реалиях гендерного равенства в рамках гендерных оценок на уровне общин, проведенных в пяти странах Латинской Америки. Это показывает, что, хотя важность в области гендерного равенства отмечается, общины часто не получают своих выгод.

Необходимо больше слушать мнение сельских и коренных женщин, поскольку они сталкиваются с наихудшими последствиями утраты биоразнообразия и изменения климата и являются важными двигателями решений. Они также все чаще испытывают различные формы насилия (бытовые, структурные, политические и культурные).

Отчасти ООН является соучастницей этой несправедливости, потому что, хотя она и поддерживает внутреннюю институциональную реформу, направленную на продвижение гендерного равенства левой рукой, правая рука устанавливает связи с корпорациями, власть которых ориентирована на достижение ЦУР 5 и Повестки дня на период до 2030 года.

Истории женщин из лесных и коренных общин показывают, что существует тесная связь между гендерной несправедливостью и корпоративной властью и политикой накопления вреда за счет лишения собственности, которая поддерживает существующие модели производства и потребления. Гендерные оценки, проведенные в Боливии, Бразилии, Чили, Колумбии и Парагвае, показывают нам, что осуществление основных прав женщин и коренных народов опосредовано добывающей деятельностью, такой как добыча полезных ископаемых, заготовка леса и промышленное сельское хозяйство. Эти отрасли способствуют обезлесению, утрате биоразнообразия, деградации почв, дефициту воды и загрязнению, которые наносят необратимый вред сообществам. Они наносят ущерб продовольственной безопасности и средствам к существованию и приводят к вынужденной миграции, росту насилия по признаку пола и другим негативным последствиям, которые женщины несоразмерно ощущают. Это подрывает их способность бороться с бедностью, изменением климата и нынешней пандемией коронавируса.

Несмотря на эти широкие тенденции, каждая страна представляет конкретные проблемы и потребности. Например, в Чили народ мапуче не имеет государственного признания и, следовательно, ресурсов для решения своих проблем, включая захват земель для плантаций эвкалипта, сосновых насаждений и гидроэнергетических проектов, которые превратили их территорию в ресурсы для крупного капитала, уничтожения местных лесов и богатого местного биоразнообразия. В связи с этим один из участников, опрошенных в рамках гендерной оценки, пояснил: «Земля находится в руках транснациональных корпораций, которые загнали сельских мужчин и женщин в мошеннические покупки [и] различными способами обманывали людей. А также общины коренных народов мапуче находятся в той же ситуации, когда их загоняют в угол, для них это намного хуже из-за узурпации леса».

В Колумбии сельские общины сталкиваются с растущим импульсом мегапроектов со стороны государства, таких как промышленное сельское хозяйство, добыча нефти и газа, дорожная инфраструктура, крупная добыча полезных ископаемых и плотины. Эти проекты характеризуются беспрецедентной вырубкой лесов и наносят ущерб окружающей среде. По словам собеседника, «проблема возникла из-за политики правительства, которая способствует добыче ресурсов, а не защите биоразнообразия. Правители считают, что территории и леса являются источниками богатства, независимо от того, как эта политика влияет на нас, природу и приводит к загрязнению окружающей среды ».

В Парагвае леса региона Чако в западной части страны были опустошены в результате обезлесения и пожаров в последние десятилетия с целью «очистки» земель для агробизнеса. Между тем, на востоке 94% пахотных земель используются для выращивания генетически модифицированных монокультур, в основном соевых бобов, а в последнее время риса и эвкалипта, которые экспортируются в качестве корма для коров, свиней и цыплят. Монокультуры также загрязняют водные пути и грунтовые воды и приводят к потере биоразнообразия и продуктивности почвы. Фумигация пестицидами ставит под угрозу всю экосистему и подрывает право местных жителей жить здоровой и достойной жизнью. Активное развитие этих хищнических действий превратило сельскую местность в пустыню, а крестьяне как женщины, так и мужчины из числа коренного населения стали изгоями на своей земле. Парагвайская женщина объясняет: «Главная проблема в сельской местности – это потеря наших территорий, которые захвачены монокультурами генетически модифицированной сои и кукурузы в дополнение к интенсивному скотоводству».

В пяти изученных странах, как и в других странах региона, политика поощрения гендерного равенства должна признавать, что женщины и общины коренных народов сталкиваются со структурными, политическими и социокультурными барьерами на пути воплощения «доброй воли» институциональных реформ в реальную практику на местах. Эти барьеры переплетаются с колониальной практикой накопления капитала за счет отчуждения, множественных форм дискриминации, коррупции и отсутствия ответственности. Это лишение собственности выходит за рамки нехватки ресурсов; это также разрушает местные идентичности, связанные с территорией и историей.

В качестве серебряной подкладки в докладе также подчеркивается, как женщины организуются для того, чтобы ликвидировать разрыв и самостоятельно добиться гендерной справедливости путем создания солидарности между общинами, усиления жизненно важной роли, которую они играют в производстве продуктов питания и сохранении лесов, а также в поисках buen vivir (Хорошей жизни). Эти гендерные и альтернативные модели развития должны быть в центре усилий по достижению ЦУР.

Чтобы прочитать отчет о гендерной оценке, на который есть ссылка, посетите страницу https://globalforestcoalition.org/lac-gender-assessments-report/

7 Jul, 2020
Posted in Blog, Women2030, Supporting Community Conservation, Women's rights and empowerment